Кокорин и Мамаев что едят и где играют в футбол в ИК № 4 (11 фото)

В жаркий месяц июль 2019 года Александр Кокорин и Павел Мамаев прибыли в город Алексеевка Белгородской области. Здесь находится ИК № 4, и тут им предстоит провести срок, который назначен судом.

[center]Сезон чемпионата России по футболу 2019/20 стартовал с игры “Арсенал” – “Динамо” (в котором Кокорин начинал взрослую карьеру). Но теперь без Кокорина. Мы отправились в Белгородскую область, чтобы рассказать (и показать), как коротают свои дни звёзды русского ногомяча, попавшие за решётку.

Где они сейчас?

Тут всё просто. Перед окончательным приземлением в камерах заключения Паша и Саша провели неделю на карантине. Медики тестировали футболистов на СПИД, венерические и другие не самые приятные заболевания. Учитывая постоянный врачебный надзор в российских клубах, за это можно было не беспокоиться. Кроме того, спецы пометили все шрамы и тату приехавшей команды. В случае с Мамаевым рисунки на теле пришлось отмечать долго и кропотливо.

Когда анализы были сданы, а лабораторные исследования закончены, на календаре стояло 15 июля, на часах около пяти вечера. Попав в колонию, Кокорин и Мамаев сразу же отправились на футбольное поле — играть с другими заключёнными. Да, им странным образом повезло. В ИК-4, где будут сидеть бунтари, есть достойная футбольная коробка.

Как вы понимаете, это настоящая роскошь — гонять мячик по полям в российских зонах могут очень и очень немногие. К слову, у местного населения к ребятам претензий нет, они относятся к ним совершенно обычно. Никак не выделяя. И логично — те попали в 8-й отряд. Его кличут “коммерческим” (ну блатным, если проще).

Что это вообще за место?

ФКУ “ИК № 4 УФСИН по Белгородской области” образована в 1961 году. И у этого здания есть своя история — в далеком 1934-м тут устроили межрайонную мастерскую капитального ремонта сельхозтехники и инвентаря. Во время Великой Отечественной на территории мастерской был концентрационный лагерь — немцы держали местных и советских военнопленных. Война закончилась, в 1958-м местечко преобразовали в машинно-ремонтный завод.

Но, видимо, для авто оно уже подходило не очень — через три года здесь появилась исправительно-трудовая колония усиленного режима. Спустя чуть больше 30 лет, в 1992 году, режим содержания изменился на общий. Сегодня он сохраняется — ИК-4 предназначена для впервые осуждённых. Лимит наполнения этого “курорта” в Белгородской области: 1111 мест.

Что с распорядком?

Людям, живущим годами на сборах, привыкать не придётся. Да и суть примерно та же — завтрак, тренировки, проверки, футбол, сон. С фанатками, конечно, не пообнимаешься. Да и буянить тоже не стоит. В остальном — типичные условия футбольных клубов из низших дивизионов.

Что с питанием?

Любителям шампанского «Арман де Бриньяк», конечно, будет не очень вкусно. Хлебушек, чаёк, супы, кашки и говядина из банки. Не к такому рациону привыкли игроки топовых клубов РФПЛ. С другой стороны, мы слышали, что в тюрьмах активно работают передачки с воли. Что можно отлично питаться даже за решёткой. А может, Саша и Паша станут звёздным исключением и перейдут исключительно на тюремный рацион?

Есть и другой важный момент. Спортсменам предстоит выучить все секреты тюремной иерархии, если они-таки захотят зайти в столовую. Ну вот это вот всё, что отлично показывают сериалы на российском ТВ. Что есть столы мужицкие, а есть и с менее приятными названиями — потому что так называемые козлы и петухи едят отдельно. Надеемся, парням эти знания не пригодятся. У них есть футбол, свежий воздух и время на подумать.

/center]