Девочка, дама или бабушка: кем себя считать в свои «за 40»

Зрелость — умная зрелость — может быть прекрасна. И еще. Яркий макияж или розовые волосы сами по себе не молодят, а длинная юбка не старит. Старит плохое здоровье, небрежность и неуместность. Старит отсутствие дисциплины, даже в тридцать. Так что, отправляясь спать, не забудьте снять макияж и не ешьте много сладкого. И будьте молоды.

Девочка, дама или бабушка: кем себя считать в свои «за 40»

Намедни, увидев меня, идущую из магазина с двумя пакетами в руках, сосед, ровесник моей мамы, осведомился: «А почему без самоката? Тебе с самокатом здорово!» Да, мне 44, и мне бывает скучновато вечерами топать два километра от автобусной остановки. Но два больших пакета на самокат, увы, не погрузишь. Хотя… весной надо будет продумать этот вопрос.

Про возраст: Девочка, дама или бабушка?

  • Глазами наших бабушек
  • Бабушки или девочки?
  • «Она была нетороплива, не холодна, не говорлива…»

Глазами наших бабушек

Я хорошо помню, как моя бабушка выговаривала моей маме, что «в 35 с двумя детьми быть сорок четвертого размера НЕПРИЛИЧНО». И фразу «Мне уже светлого не надо, мне бы что-то потемнее», — которую произносили бабушкины сверстницы, тоже. Пожалуй, они были последним поколением на моей памяти, которое точно знало, кому в каком возрасте что пристало, прилично и положено. Но, если задуматься, у них ведь была совсем другая жизнь.

Замуж тогда выходили вскоре после восемнадцати, непременно за «мальчика из хорошей семьи» с единственной целью — прожить вместе жизнь, родить и поднять детей. Женщина традиционно занималась домом, образование у нее бывало похуже, а иногда и вообще никакое, поэтому «хорошо выйти замуж» означало, прежде всего, жизнь безбедную и иногда интересную.

Замуж надо было выйти рано, чтобы «успеть»: косметика была никакая, так что кожа портилась моментально, мужчин у нас традиционно меньше, а немудреная медицина женщину после тридцати именовала «старородящей», а не разнообразными эвфемизмами, которые употребляются сейчас.

Прямо мне этого никто не говорил, но теперь я понимаю: в первой половине XX века замужество все еще оставалось средством выживания. Зарплаты были такие, что экономия от жизни вдвоем казалась ощутимым аргументом в пользу брака. Детей на эти деньги поднимать все равно было трудно, а еда и тяжелая физическая работа таковы, что к тридцати годам женщина начинала «расплываться». И вот тогда, видимо, сработала замена: «Быть тонкой и стройной в возрасте “за…” — неприлично». Тем, что не можешь изменить, начинаешь гордиться — если не внешним видом, так статусом уважаемой матери семейства.

Годам к 45 наступала менопауза, а вместе с ней — небольшой период, когда женщинабыла еще хороша собой, но уже не боялась забеременеть, отмеченный в народе пословицей про «бабу-ягодку».

В 50 женщина становилась молодой работающей бабушкой, а к пенсии — уже и бабушкой традиционной — с милыми морщинками, платочком, носками, пирогами и сказками. Ну, или в городском варианте — с яркими платьями и косынками, отчасти компенсирующими бедную молодость, но все равно с пирогами.

Но с тех пор все перемешалось.

Бабушки или девочки?

Значительную часть моих сверстников растили мамы в разводе. Истории этих разводов были разными: кто-то «не сошелся характерами», кто-то просто решил, что одной проще, кто-то потом был благополучно счастлив в новом браке. Но женщинытеперь работали не только по хозяйству, имели образование, часто не одно и лучше, чем мужчины. Время выходить замуж в их наставлениях отодвинулось до срока «сначала окончи институт», и семья перестала восприниматься как нечто «с восемнадцати и навсегда». А вместе с этой границей поехало и все остальное.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ:

 
 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here